Преподаватель политэкономии (polit_ec) wrote,
Преподаватель политэкономии
polit_ec

Category:

Что празднуют во Франции 14 июля?

В России национальный праздник Франции известен как День взятия Бастилии. Однако французское название главного праздника страны не упоминает об этой злополучной крепости. Просто La fête nationale – Национальный праздник – и все тут.

Дело в том, что Национальный праздник был введен в 1880 году в память не об одном, а сразу о двух исторических событиях. Одно – это действительно взятие Бастилии 14 июля 1789 года, а другое – Праздник федерации 14 июля 1790 года.

Французский парламент искал для Национального праздника такую дату, которая напоминала бы о событии, объединяющем всю нацию. На протяжении нескольких месяцев обсуждался и был отклонен целый ряд предложений. В их числе была отвергнута и идея увековечить память о взятии Бастилии, поскольку в тот день пролилось немало крови. И только Праздник федерации ни у кого не вызвал возражений. Ну, а поскольку он состоялся как раз в первую годовщину взятия Бастилии, заодно и эта дата тоже оказалась праздничной, хотя как самостоятельный повод для празднования она одобрения не получила.

У нас Праздник федерации мало известен. Между тем это был настоящий день единства нации, вершина первого, оптимистического периода французской революции. Спустя многие десятки лет о нем говорили так: «Это был лучший день в истории Франции, а может быть, и всего человечества, когда единство, казалось, восторжествовало». «Имелась возможность построить общество, в котором нашлось бы место и свободе, и правам человека, и религии и королю». «Французский народ получил свободу 14 июля 1789 года, но днем истинной славы для наших отцов стало 14 июля 1790 года на Марсовом поле. Именно тогда была основана французская нация».

14 июля 1790 года в Париже на Марсовом поле (где сейчас стоит Эйфелева башня) собрались сотни тысяч человек. Священнослужители, опоясанные трехцветными шарфами, отслужили обедню. Перед 24-метровым Алтарем Отечества маркиз де Лафайет, герой войны за независимость США, от имени нации принес присягу, которая объединяла французов между собой и с их королем в защите прав, свобод и закона. Король торжественно обещал уважать конституцию, принятую Ассамблеей. Королева показала собравшимся маленького наследника престола. Народ ликовал. Рабочие обнимались с дворянами, буржуа чокались бокалами с монахами. Одновременно такие же праздники прошли по всей Франции, жители тысяч муниципалитетов клялись в единстве и верности закону.

Еще все были живы, никто не казнен и не изгнан. Королевская Франция отказалась от абсолютизма, сословного неравенства и привилегий. Была принята конституция, гарантированы права человека и гражданина. Казалось, что все мечты уже сбылись, а будущее безоблачно. Если бы кто-нибудь предсказал скорое начало страшного террора и многолетних опустошительных войн, его препроводили бы в Шарантонскую лечебницу со всем сочувствием к душевной болезни, которая постигла беднягу в столь радостный день. В свете этого национального единения взятие Бастилии рассматривалось как событие, которое уничтожило абсолютизм, открыло французам путь к свободе и счастью.

Нередко можно слышать, что, дескать, французы отмечают годовщину своей революции – 14 июля, а нам надо сделать национальным праздником день своей революции – 7 ноября. Однако такое сравнение совершенно неправильно. Русская революция началась не 7 ноября 1917 года. Захват власти большевиками и левыми эсерами – это лишь один из ее эпизодов, который только спустя годы, в результате кровопролитной Гражданской войны, утвердился как день торжества победившей партии, достигнутого ценой огромных жертв и разорения страны. Но главное даже не это, а принципиально другой смысл Национального праздника Франции. Французы отмечают день единства, а не раскола своей нации.

Была ли подобная дата в истории России? Прямая аналогия – это 17/30 октября 1905 года, день обнародования Манифеста, который покончил с абсолютной властью монарха, учредил выборную законодательную власть, установил гражданские права и свободы. Кстати говоря, то, как очевидцы описывают народное ликование после публикации Манифеста, действительно очень напоминает праздничную атмосферу первого периода французской революции.

Другое дело, что и в России, и во Франции за этой радостью последовали события весьма печальные. А вот нынешний День народного единства – 4 ноября – установленный в память о том, как наш народ сплотился и, в отсутствие верховной власти, самоорганизовался ради изгнания иноземных захватчиков – это достойная памяти дата, которая по внутреннему содержанию действительно соответствует своему названию.

Что же касается 7 ноября 1917 года, этой дате во французской истории соответствует вовсе не день взятия Бастилии, а 2 июня 1793 года – день установления кровавой диктатуры якобинцев в результате очередного переворота в ходе французской революции. Такую годовщину во Франции не празднуют, да и нам ни к чему.

Tags: XVIII век, XX век
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments