Преподаватель политэкономии (polit_ec) wrote,
Преподаватель политэкономии
polit_ec

Categories:

Промышленность России в годы Первой мировой войны

Удивительно, но факт: несмотря на тяжелейшие испытания мировой войны, промышленность Российской империи достигла высшей точки своего развития не в мирном 1913, а в военном 1916 году, накануне февральской революции.

Согласно советской статистике, объем производства за 3 военных года вырос на 21,5 %. Это высокие, почти довоенные темпы роста. Да к тому же за эти годы коренным образом изменилось и состояние российской промышленности: бурно развивалась тяжелая индустрия, создавались новые отрасли, значительно повысился технический уровень производства.

Особенно впечатляют успехи российской промышленности на фоне других воюющих стран, которые с самого начала войны переживали глубокий спад промышленного производства [1].



Несмотря на такие результаты, за последние 100 лет стала уже традиционной крайне критическая оценка состояния промышленности царского времени, в том числе и в годы Первой мировой войны. Начало легендам о слабости и отсталости России положили либералы еще до революции, потом эстафету подхватили большевики. В частности, утверждается, что промышленность Российской империи была ничтожной и не соответствовала статусу великой державы; что она не выдержала испытания войной, и спад стал неизбежным еще до революции; наконец, что промышленность не могла удовлетворять потребности фронта, и армия зависела от импорта.

В подтверждение этого приводятся как отдельные факты, свидетельствующие о неблагополучии в той или иной сфере, так и оценки современников – военных, политиков, предпринимателей, которые в то время занимали высокие посты и, зная ситуацию, были встревожены положением в экономике. Но ведь так было не только в России! Война невообразимых прежде масштабов предъявила громадные непредвиденные требования к промышленности всех ее участников без исключения.

Например, все знают о снарядном голоде летом 1915 года. Однако, между прочим, ссылка Снарядный кризис 1915 года относится вовсе не к нашей стране, а к самому промышленно развитому государству Антанты. Этот кризис и начался, и закончился в Англии и в России примерно в одно и то же время.

Было бы безумно удивительно, если бы во время мировой войны все обстояло прекрасно и ничто не вызывало озабоченности. Безусловно, у России, как и у других воюющих стран, имелось немало проблем, и достаточно серьезных. Наверное, пока Наполеона не отправили на Эльбу, осведомленные люди того времени тоже тревожились о состоянии своих армий и о нехватке ресурсов для окончательной победы над врагом. Во время войны это совершенно естественно и даже правильно. Но век спустя, при всех бесспорных проблемах и трудностях военного времени, общая картина видится несколько иначе.

Как известно, все познается в сравнении. Накануне Первой мировой войны Российская империя делила с Германией третье место в мире по объему ВВП, была четвертой промышленной державой и бесспорным мировым лидером по темпам экономического роста. Надо подчеркнуть, что эти результаты были достигнуты буквально на глазах одного поколения – после отмены крепостного права наша страна начинала с крайне низких стартовых позиций.

Доля ведущих стран в мировом промышленном производстве в 1913 году, %

Страна По оценке П.Байроха (1982 год) По оценке Лиги наций (1945 год) По методике Лиги наций с использованием современных данных
1. США 32,0 35,8 35,8
2. Германия 14,8 15,7 15,7
3. Англия 13,6 14,0 14,0
4. Россия 8,2 5,5 7,2
5. Франция 6,1 6,4 6,4

По оценке П.Байроха, выдающегося экономисторика, известного своими реконструкциями исторических показателей развития экономики, в 1913 году доля России в мировом промышленном производстве составляла 8,2% [2]. Другой часто вспоминаемый показатель доли России в мировом промышленном производстве – 5,3% в 1913 году – представляет собой одну из множества опечаток, которыми, к сожалению, грешит популярное издание Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник, откуда эта цифра и пошла гулять по Рунету. На самом деле в старом сборнике еще Лиги наций, изданном в 1945 году, из которого взяты эти показатели, значится 5,5%, причем без Финляндии. Но еще более интересно, как была получена эта оценка. Уважаемый bash_m_ak показывает, что при использовании более современных исходных данных по той же методике получается 7,2% мирового производства в границах Российской империи на 1913 год, а это недалеко от оценки П.Байроха.

Конечно, четвертое место – это ниже, чем первое, второе и третье, зато выше, чем пятое и все остальные. ☺ В начале ХХ века в клуб великих держав входили 7, а то и 8 стран. Россия, которая со своими 7-8% мирового промышленного производства входила в четверку лидеров, по праву занимала в нем видное место. Особенно если помнить о сохраняющихся в течение длительного времени рекордных темпах роста российской промышленности.

Если в целом российское промышленное производство за 1914-1916 годы выросло на 21,5%, то объем производства машиностроения увеличился за эти три года в 4,76 раза, металлообработки в 3,01 раза, химической промышленности в 2,52 раза [3, с. 350, 366]. В 1915-1917 годах была проведена широкомасштабная модернизация промышленности, причем, в отличие от довоенного периода, основная часть оборудования выпускалась отечественными предприятиями.

Производство и импорт промышленного оборудования (млн. рублей в ценах 1913 года) [3, с. 364]

Год Импорт Российское
 производство
Доля российского
   производства в общем объеме
поставок оборудования, %
Рост российского
    производства оборудования
(1913=100)
1913 156.3 69.3 30.7 100.0
1914 114.0 86.6 43.2 125.0
1915 42.4 163.2 79.4 235.5
1916 108.2 218.5 66.9 315.3
1917 52.7 216.0 80.4 311.7

В 1916 году Россия импортировала 20 тыс. станков, но они составили менее одной трети (!) нового оборудования, которое в том году поступило на российские предприятия. Остальное оборудование произвели отечественные заводы. Стоимость оборудования частных заводов, занятых работой по металлу, удвоилась по сравнению с довоенным временем уже к началу 1916 года. В монографии «Экономическое положение России в годы Первой мировой войны» описывается, как заводы тысячами устанавливали новые станки. Производительность отдельных частных заводов выросла в десятки раз. Те из них, продукция которых измерялась сотнями тысяч, стали производить до десятков миллионов рублей. И это еще в начале 1916 года! «Конечно, эта «индустриализация», - пишет А.Л.Сидоров, - проводилась капиталистами с целью увеличения личной наживы и усиления производства орудий истребления и разрушения. Но она показывает, каким бурным темпом развертывалось производство, как усиливалась производственно-техническая база отдельных отраслей» [3, с. 363-368].

Разумеется, по-другому советский автор написать не мог. Но примечательно заветное для большевиков слово «индустриализация», которое он использовал для характеристики того, что происходило в российской промышленности во время мировой войны. Назвать это иначе было просто невозможно. Вот в этой массовой модернизации производства, в огромном количестве новеньких станков, поступивших на российские заводы во время войны, заключается секрет быстрого восстановления советской промышленности в 1920-е годы. Для этого не потребовалось строить ничего нового. Достаточно было, фигурально выражаясь, вставить в окна стекла и смазать не так давно установленное оборудование царского времени.

Критикуя развитие дореволюционной промышленности, советские авторы подчеркивают неравномерную динамику различных отраслей. Действительно, при колоссальном развитии наиболее передовых в техническом отношении и ключевых для обороны отраслей в ряде других, особенно не связанных с военными заказами, отмечался застой или даже сокращение производства. Это дало повод советским историкам писать о неустойчивом росте, который якобы исчерпал себя еще до революции из-за топливного, металлургического, транспортного и других кризисов.

Например, в известной книге Г.И.Шигалина «Военная экономика в Первую мировую войну» говорится: «Характерной особенностью функционирования русской промышленности во время войны являлось сокращение выплавки черных и цветных металлов и добычи каменного угля и нефти». «Во время войны черная металлургия России значительно сократилась. Годовое производство черных металлов, составлявшее в довоенное время 4,6 млн. т чугуна и 4,4 млн. т стали, сократилось в 1917 г. на 35–32%». «Добыча нефти в России, составлявшая в 1913 г. 9225 тыс. т, в 1914 г. сократилась до 9017 тыс. т». И тут же приводятся цифры, из которых видно, что если все это и сократилось в начале войны, в том числе из-за потери польского промышленного района, то к 1916 году снова выросло, в том числе по углю – почти до уровня 1913 года, по нефти – даже выше довоенного уровня. [4, глава 7]. А что касается примера с падением производства в 1917 году – так это обычное для советских источников мелкое жульничество. После февраля 1917 года, а в особенности после октября, вся промышленность, да и вся экономика вообще действительно стали разваливаться, но это уже завоевание революции, а не заслуга «царьского режыма».

Но самое смешное даже не это. Отлистнем в книге Г.И.Шигалина несколько страниц назад и найдем, что он пишет об экономике западноевропейских стран [4, глава 5]. Оказывается, то же самое! Там тоже сокращается выплавка металлов, добыча угля, производство легкой промышленности и т.д. Причем если сравнить с Россией, то падение было порой гораздо более серьезным. Особенно бросается в глаза аховое положение Франции. Например, выплавка стали там упала с 4,687 млн. т в 1913 году до 1,111 млн. т в 1915 году [5, p.105]. Но мы-то знаем, что промышленность всех этих стран продолжала работать в военных условиях до конца 1918 года. И в России до самой революции не было ничего такого, что заставляло бы опасаться за ее промышленность больше, чем в других странах.

Добыча угля в воюющих странах (1913=100) [5, p.108]



Наконец, последняя на сегодня легенда – о тотальной зависимости России от импорта. Казалось бы, об этом писали очень знающие и уважаемые люди. Например, такие выдающиеся организаторы военно-промышленного комплекса, как генералы С.Н.Ванков, А.А.Маниковский, да и многие другие. В не раз упомянутой монографии А.Л.Сидорова положение дел характеризуется так: «По всем видам вооружения приходилось обращаться к заграничным поставщикам, переплачивая огромные суммы. Аналогичным было положение в химической промышленности. Несмотря на огромное увеличение производства, она покрывала лишь небольшую часть потребностей, а остальную приходилось закупать заграницей». [3, с. 351]. Однако посмотрим на цифры.

Импорт воюющих стран, млн. долларов США [6].

Год Россия Англия Франция Германия
1913 707,7 3209,1 1624,4 2558,0
1914 546,5 2963,2 1256,6 2009,5
1915 433,5 3581,0 1981,6 1464,7
1916 760,1 4055,4 3506,3 1528,5
1917 516,1 4401,5 4780,0 1229,8
1916 в % к 1913 107,4 126,4 215,9 59,8

В 1916 году российский импорт вырос по сравнению с мирным временем всего на 7,4%. Фактически Россия просто перераспределила почти что прежние объемы импорта в соответствии с нуждами военного времени. При этом английский импорт за те же годы в долларах вырос на четверть, а французский более чем удвоился. Даже Германия, несмотря на блокаду, в 1916 году импортировала через союзников и нейтральные страны вдвое больше, чем Россия.

Во Франции в 1916 году одни только заграничные закупки военного министерства были больше, чем весь импорт России - хотя в общем объеме французского импорта они едва составляли четвертую часть. [7].

Россия покрывала за счет собственного производства 38% потребности в порохе и взрывчатке, остальное импортировала. А Англия, самая мощная промышленная держава Антанты до вступления в войну США (что произошло уже не при Российской империи), сама производила максимум 42% пороха и взрывчатки, а в остальном зависела от импорта [8] – прямо скажем, невелика разница.

Франция в 1915 году сама произвела 1,1 млн. т стали, а импортировала 1 млн. т. В 1916 году собственное производство выросло до 1,8 млн. т, а импорт до 2,6 млн. т. В 1917 году французы сами выплавили 2 млн. т стали, а импортировали 2,6 млн. т. [5, p.105], [9]. Итого за 3 года собственное производство дало 44% стали, а по импорту поступило 56%. Вот уж действительно кризис металлургии! В России даже близко не было ничего подобного.

А ведь западноевропейские страны помимо вооружений и промышленной продукции были вынуждены импортировать еще и огромное количество продовольствия. Поэтому, хотя современники, которые жили и работали во время Первой мировой войны в России, вполне закономерно обращали внимание на огромное значение поставок по импорту, объективно зависимость России от импорта была гораздо меньшей, чем у ее западных союзников.

Нет необходимости в этом обзоре вдаваться в подробности производства собственно военной продукции. Об этом уже написано немало. В частности, можно рекомендовать:

Развитие военно-промышленного комплекса Российской Империи в годы Первой Мировой Войны;

Производство военной продукции 1914-1918;

Ну и, конечно же, всегда с большим удовольствием съесть еще этих хрустящих французских булок, да выпить чаю можно здесь.

Итоги развития промышленности Российской империи показывают, что испытание мировой войной она выдержала достойно. Не случайно вершины как в количественном, так и в качественном отношении она достигла в самом конце своей истории, накануне февральской революции. Пока царь оставался на престоле, промышленность продолжала расти и развиваться. Развал начался после уничтожения исторической российской государственности, как прямой результат этого - в отличие от Советского Союза, где сначала сгнила и развалилась экономика, а потом и в результате этого рухнуло государство.

Источники использованной информации.

[1] Динамика промышленного производства для России, Англии и Германии взята из справочника СССР и капиталистические страны, М., 1939, стр. 127, для Франции (из-за отсутствия в нем данных за соответствующие годы) – из книги The Economics of World War I, Cambridge University Press, 2005, p. 171. Конкретные показатели в разных источниках могут несколько отличаться от приведенных, но общая тенденция остается неизменной: после начала Первой мировой войны в России промышленное производство росло до самой февральской революции, а в других странах с самого начала войны был спад производства.

[2] Paul Bairoch. International industrialization levels from 1750 to 1980, in: Journal of European Economic History, Vol. 11, no's 1 & 2, Fall 1982. Цит. по: Paul Kennedy. The Rise and Fall of the Great Powers, © 1987, p. 202.

[3] А.Л.Сидоров. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1973.

[4] Г.И.Шигалин. Военная экономика в Первую мировую войну, М., 1956.

[5] Kevin D. Stubbs. Race to the Front: The Materiel Foundations of Coalition Strategy in the Great War, © 2002.

[6] Данные об объеме импорта в национальных валютах – Ronald Findlay, Kevin H. O'Rourke. Power and Plenty: Trade, War, and the World Economy in the Second Millennium, © 2007, p. 432. Курсы валют - Banking and Monetary Statistics 1914-1941, Washington, DC, 1943, p. 662-682.

[7]. Yves Henri Nouailhat. France et États-Unis: août 1914-avril 1917, Sorbonne, 1979, p. 250-266.

[8] G.Hardach. The First World War, 1914-1918 , © 1977, p. 87 - собственное английское производство, p.98 - импорт из США. Данные об импорте пороха и взрывчатки из других стран отсутствуют, но если такой импорт был, тогда доля собственного английского производства еще меньше.

[9] H.Bonin. La montée en puissance de la machine de guerre industrielle: le cadre national (1914-1919), © 2014.










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 205 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →